пятница, 11 марта 2016 г.

Нужен ли источник звука с разрешением выше, чем 24 бит/96 кГц - 2

Вчера в ленте G+ была очень интересная реакция на заметку «Нужен ли источник звука с разрешением выше, чем 24 бит/96 кГц». Процитирую: «Конкретный вопрос - конрентый ответ. Нет.» – фактически все принявшие участие в обсуждении сделали упор именно на этом. Но тут есть одно маленькое «но» – а вопроса-то не было (я не задавал вопроса и не ставил знака вопроса).

Так что продолжим беззлобно троллить пуристов. Сегодня «у нашего микрофона» Ирина Алексеевна Алдошина, профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки РФ, член Координационного Совета по акустике РАН, председатель Санкт-Петербургского отдела AES, почетный член Совета директоров AES, автор более двухсот научных трудов.



«Суть вопроса заключается в следующем: «Зачем постоянно увеличивать частоту дискретизации в современных системах аудиокоммуникаций (тратя на это огромные средства), если пороги слуховой системы ограничены по частоте диапазоном 20 Гц…20 кГц?»

Попытки ответить на этот вопрос предпринимались многократно, однако однозначного ответа до сих пор нет.

В. Войчик является профессором Университета McGill в Канаде (крупнейшего мирового центра исследований в области психоакустики) и председателем технического комитета AES, поэтому в его распоряжении имеются практически все основные результаты работ, позволяющие в той или иной степени ответить на этот вопрос.

Анализ этих результатов, а также другие соображения, содержащиеся в литературе, и будут представлены в данной статье...

...Таким образом, высокая разрешающая способность звукопередающих систем во временной, спектральной, пространственной и динамической областях совместно определяют качество воспринимаемой музыки и речи, при этом разрешение во временной области имеет доминирующее значение для слухового восприятия.

Все представленные выше результаты не дают, конечно, окончательного ответа на поставленный в начале статьи вопрос, но позволяют еще раз подчеркнуть: слуховая система представляет собой сложный преобразователь, обладающий нелинейными свойствами как на высоких, так и на низких уровнях сигнала, и поэтому однозначного соответствия результатов по слуховым порогам в частотной и временной области не существует (поскольку только в идеальных линейных системах может быть адекватный переход, например, с помощью преобразования Фурье, из одной области в другую).

Поэтому анализ чувствительности слуховой системы к тонким изменениям структуры сигнала должен выполняться для различных категорий: временной, частотной, динамической и т. д. Соответственно, усовершенствование способности цифровой аппаратуры к тонкой передаче характеристик только в одной области (например, в частотной) недостаточно — необходимо комплексное улучшение разрешающей способности технических систем по всем направлениям, что и пытается реализовать современная аудиотехника.»

Фактически, речь идет не о расширении полосы пропускания как таковой (в привычном с детства аналоговом понимании этого термина). Речь тут, фигурально выражаясь, идет о повышении быстродействия тракта. О том, чтобы он успевал среагировать (зарегистрировать их) на «тонкие материи звучания»: скоростную атаку, множественное эхо и т.п. описываемые у Алдошиной эффекты. Просто в контексте критерия Котельникова-Шеннона при этом автоматически растет и полоса пропускания тоже. Что может несколько сбивать с толку.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваш комментарий откроется после проверки и подтверждения.
Благодарю за понимание необходимости проверки!